В поисках настоящего Иисуса (Часть 1): Сопоставление Евангелие от Матфея и Луки с евангелием от Марка

Схожесть изречений Иисуса и повествований наблюдается во всех евангелиях. Тем не менее, ученые Библии отмечают и те моменты, где евангелия расходятся в описании одного и того же случая.
Вот уже триста лет христианские ученые мира пытаются разгадать загадку – почему евангелия, будучи так похожи с одной стороны, настолько отличаются с другой? Масса исследований привели ученых к следующему выводу – труды Матфея и Луки зависели от евангелия Марка, а также от дополнительного источника, названного «Q».
Гипотеза о двух источниках стала основным решением синоптической проблемы. Ее придерживается большинство знатоков Нового Завета.
Протестант, исследователь Нового Завета Ф.Ф. Брюс пишет:
«Вывод, к которому, по моему мнению, вполне обоснованно приходит читатель после их сравнительного исследования таков: Евангелие от Марка (или нечто, весьма сходное с ним), послужило источником написания евангелий от Матфея и Луки»[1].
Евангелие от Марка датируется примерно 65-70 н.э. Эта дата является согласованным мнением как консерваторов (conservatives), так и скептиков. Именно ее можно увидеть во введении к большинству изданий Нового Завета.
В подтверждение данной датировки Ф.Ф. Брюс пишет:
«Марк, должно быть, написал свое евангелие прежде всего для христиан Рима, которых император Нерон, после великого пожара в июле 64 года, внезапно подверг гонениям»[2].
При изучении бросается в глаза более примитивный стиль и простые язык и теология Марка, и, что более важно, здесь человеческая сущность Иисуса представлена более отчетливо, нежели в последующих евангелиях. Ученые разошлись во мнениях о том, что образ Иисуса в евангелии от Марка более реален.
Евангелие от Марка изобилует эпизодами, где Иисус описывается как просто человек. Такие эпизоды позже обернулись камнями преткновения на пути слабых верующих, и, впоследствии, были опущены в создании следующих евангелий.
При тщательном рассмотрении одних и тех же повествований об Иисусе, представленных Марком и Матфеем, очевидно, что Матфей изменил текст Марка из чувства глубокого почитания к Христу. Отрывки, хоть сколько-то рисующие слабость, неспособность и «человечность», были заменены на более «возвышенное» учение о Христе.
Разумеется, не все изменения носили христологический характер. Фактические, грамматические и прочие ошибки и недочеты также исправлялись Матфеем и Лукой. На первый взгляд, Матфей только исправляет некоторые недостатки в работе Марка, однако при внимательном рассмотрении мы увидим, что это часть содержательной и скрупулезной «реконструкции» евангелия от Марка.
С течением времени, в учение о Христе привносились явные изменения, причем, от малого и не столь важного к великому и значительному: чувство преданности и уважения к Иисусу становилось всё более глубоким, а его статус – выше и выше.
Библеист и текстолог Брюс Метцгер отмечает:
«Матфей и Лука склонны подавлять или ослаблять смысл тех стихов Марка, где говорится о человеческих эмоциях Иисуса, таких как печаль, злость, изумление и безответная любовь Иисуса».
Далее он поясняет:
«Поздние евангелия пропускают всё, что может указывать на неспособность Иисуса воплотить желаемое в жизнь… а также вопросы, задаваемые Иисусом, которые могут указывать на его незнание чего-либо»[3].
Далее Метцгер перечисляет случаи, когда Матфей и Лука смягчают те слова Марка, которые могут умалить величие Иисуса и заменяют их более живописными словесными портретами Христа.
По версии Марка, в истории с финиковой пальмой апостолы заметили ее увядание лишь на следующее утро. Матфею, видимо, такой разворот событий показался недостаточно экспрессивным, потому в его евангелии дерево зачахло в мгновение ока и этим изумило и шокировало апостолов.
Матфей и Лука были непоколебимы в своем желании представить Иисуса таким, каким хотелось им. (Метцгер, с 83).
Кажется вполне очевидным, что в пре- и постевангельскую эпоху весь доступный материал фильтровался и изменялся в соответствии с тем пониманием Христа, которым обладали носители традиции.
Важно отметить, что это не просто случай, когда евангелисты расходятся в понимании главных моментов. Речь идет о преднамеренном изменении ранних версий.
Таким образом, если мы хотим как можно ближе подойти к реальному историческому Иисусу в евангелиях, будет разумно начать свой путь с сопоставления текстов разных авторов и изучить те моменты, где они различаются.

Продолжение: В поисках настоящего Иисуса (Часть 2): Евангелие от Иоанна

Автор: И. Дамиель